. Коклюш | Юлия Матвеева
Регистрация на подписку

Коклюш

В этом году моя Маша переболела коклюшем. Кашляла долго, неприятно и поначалу, очень пугала меня ночными приступами.

Прививок у нее нет. Это сознательное решение. В свое время я переживала несколько лет мучительных раздумий на тему делать детям прививки или нет. Спорила со всеми, кто доказывал мне обратное. искала, читала разные материалы. И, в какой-то момент, спорить перестала, потому что, наконец, внутри меня ВЫЗРЕЛА моя позиция, которая, для меня, не нуждается в доказательствах.

Тем не менее, когда я встречаю грамотные антипрививочные статьи, они меня поддерживают в ощущении правильности моего решения.

Когда я могу организовать детям встречу с ветрянкой, я ее организую, сейчас как раз идет очередной карантин у нас в городе и, после нашего арт-семинара, пойдем с Машей знакомится с ветрянкой.

Ищу, пока безуспешно(((, краснуху.

В общем, не бегаем от инфекций.

Та и встретились с коклюшем. Даже и не искали, он сам к нам пришел.

Что можно сказать — неприятно — да, но можно пережить. Нам очень помогла Турция, уехали туда и сразу стало намного легче, а на фоне турецкого сиропа из винограда кашель прошел окончательно за 4 дня его применения.

А сейчас, рекомендую вам статью на тему коклюша и советую пройти почитать и комментарии, много дельного и взвешенного.

О коклюше, который есть, или Мой ответ Комаровскому

Источник 

Несколько дней назад известный телеведущий, политический пиарщик и в прошлом врач-инфекционист Евгений Комаровский опубликовал статью «Об угрозе биологической безопасности страны и о коклюше, которого нет».

В статье рассказывается о ситуации в США, где в последние годы наблюдается многократный рост заболеваемости коклюшем. Эта болезнь смертельно опасна для маленьких детей, и результат: сейчас в США смертность от данного заболевания достигла показателей 50-х годов. Надо что-то делать, и рекомендация американского Минздрава радикальна: прививать будущих матерей, поголовно, невзирая на иммунный статус.

Этим примером Евгений Комаровский проиллюстрировал свой любимый тезис: «колоть всех, всегда и от всего подряд!».

Для полноты картины отмечу, что угрожающая ситуация с коклюшем не только в США, но и в других высокоразвитых странах. Например, в Великобритании, где в прошлом году наблюдался пятикратный рост заболеваемости, принято аналогичное решение: предложить всем без исключения беременным пройти вакцинацию на последнем сроке.

В Украине против коклюша прививают в 3, 4, 5 и в 18 месяцев. Вакцины, говорят, плохие, охват прививками, говорят, низкий. Низкий не потому, что Минздрав регулярно срывает закупки вакцин и поставляет примерно половину от нужного количества, а потому, что много отказников. Ну, по крайне мере, нам так говорят. В то же время нам говорят, что украинские вакцины очень качественные, сертифицированы ВОЗ, закупаются ЮНИСЕФ и применяются в сорока странах мира. Жаль, не говорят, в каких конкретно.

Уверен, что в США украинские вакцины не применяют. Там очень строгий контроль за качеством и эффективностью медицинских препаратов со стороны федерального агентства FDA. Контроль за инфекциями там осуществляет спецслужба CDC с многомиллиардным бюджетом. Там прививают и детей, и подростков, и взрослых, и даже пенсионеров, членов семей новорожденного. Охват прививками очень высокий: фронтмен украинского Минздрава Федор Лапий недавно на голубом глазу заявил, что без прививок в США не пускают ни в одно учебное заведение.

Возникает логичный вопрос: почему в странах с передовой медициной и с высочайшим охватом прививками в последние годы резко осложнилась ситуация с коклюшем, и что делать?

Современная медицина предлагает только один способ борьбы с этой инфекцией — «больше прививать». К этому призывает украинцев и доктор Комаровский. Но фактически в США прививать уже больше некого, все и так уже многократно вакцинированы. Поэтому американский минздрав дает команду — прививать беременных дополнительно, внепланово и независимо от того, как и чем их прививали раньше.

Само издание такого распоряжения заставляет всерьез усомниться в эффективности прививок против коклюша. Получается, что все ранее привитые, с точки зрения защиты от коклюша, приравнены к непривитым. Кроме того, американское профессиональное сообщество медиков негативно восприняло данное предписание. В любом случае, это их, американские дела. Но как так получилось, что в этой благополучной с точки зрения вакцинации стране происходит такое безобразие, что дети умирают так же, как и полвека назад? Исправит ли ситуацию довольно-таки рискованная вакцинация беременных? И вообще, какой смысл был в тотальной полувековой вакцинации и «коллективном иммунитете», если дети как умирали без прививок раньше, так и умирают сейчас?

Увы, доктор Комаровский предпочитает игнорировать эти вполне резонные вопросы. Но разобраться в них, я думаю, стоит.

Напомню, коклюш вызывает бактерия Bordetella_pertussis. Попадая в организм человека, она стремительно размножается и выделяет токсин. Токсин вызывает болезнь, сопровождающуюся приступами спазматического кашля, чрезвычайно опасного для маленьких деток.

Для профилактики коклюша применяли вакцину АКДС, в состав которой входили «убитые» клетки коклюшной палочки. Вакцина эта, а особенно её коклюшный компонент, была чрезвычайно реактогенной, сложной для безопасного применения и требовала индивидуального подхода к каждому ребенку. Показательно, что инструкция по применению АКДС занимала 18 страниц убористого текста.

С начала 80-х годов начали выпускать более современную и безопасную вакцину АаКДС, и к концу прошлого века на нее перешли все развитые страны мира. Импортные вакцины такого типа применяются сейчас и в Украине.

Отличие АаКДС от АКДС в том, что новая вакцина не содержит убитых клеток коклюшной палочки, а только отдельные их фрагменты. В частности, в популярной вакцине «Пентаксим» содержится всего один (из десятков, если не сотен) характерных для возбудителя белков — гемагглютинин, в «Инфанриксе» — всего два, гемагглютинин и пертактин. Основным противококлюшным компонентом является обезвреженный (инактивированный) коклюшный токсин — анатоксин. Этот компонент малоэффективен для предотвращения заражения человека и размножения бактерий, но помогает перенести болезнь в более легкой или бессимптомной форме. Специалисты утверждают, что наличие анатоксина является в вакцине главным, и однокомпонентные противококлюшные вакцины (то есть такие, которые содержат анатоксин и больше ничего) так же эффективны, как и многокомпонентные.

Что получается? 
Получается, что курс прививок новой безопасной вакциной, возможно, защитит от коклюша, но вряд ли эффективно предотвратит инфицирование, бактерионосительство (в том числе среди подростков и взрослых) и распространение палочки.

В допрививочные времена действовал природный защитный механизм. Будущие матери, переболевшие в детстве коклюшем, получали сильный и продолжительный иммунитет. Материнские антитела передавались ребенку и защищали его от болезни в течение первых 3-4 месяцев жизни.

Нынешнее поколение матерей, поголовно и многократно привитых АаКДС, не болело коклюшем. Они получили нестойкий прививочный иммунитет, который полностью утрачивается к детородному возрасту, и в итоге не могут передать антитела своим детям.

«Еще один способ профилактики — вакцинация беременных — тогда мама сможет передать ребенку защитные антитела, которых хватит, чтобы «продержаться» до начала вакцинации», — утверждает Комаровский. Увы, эти надежды тщетны. Дополнительные прививки в период беременности не исправят ситуацию, это еще в 1980 году установил украинский исследователь профессор А.А. Сохин. Кроме того, ребенку нужно «продержаться» не до начала, а до конца первичного курса: первая прививка приводит к разрушению материнского иммунитета, потому что имеющиеся антитела уходят на то, чтобы нейтрализовать вакцину, и ребенок остается полностью беззащитным. Только последующие введения вакцины формируют иммунитет. Именно поэтому важно по возможности не прерывать начатый курс АКДС и допускать к прививке здоровых детей, организм которых справится с болезнью в случае заражения.

Вернемся к ситуации в Англии и США. Получается, что в обществе поголовно привитых новыми вакцинами коклюшная палочка может свободно циркулировать, а ее жертвами становятся самые беззащитные — новорожденные, которые не могут получить защиту от матерей, не могут быть вакцинированы по возрасту, и для которых коклюш смертельно опасен.

«А как же другие противококлюшные компоненты?» — спросите вы. Да, большинство вакцин против коклюша содержат не только анатоксин, но и другие характерные для коклюша антигены. Но увы: естественный отбор, который так презирают сторонники ковровой иммунопрофилактики, никто не отменял. Коклюшная палочка, как оказалось, успешно приспосабливается к изменившимся условиям. Ученые из американской службы контроля за инфекциями CDC выявили новый штамм возбудителя коклюша, отличающийся тем, что не содержит пертактин. Этот белок, напомню, входит в состав АаКДС, и иммунитет, вырабатываемый после такой вакцины, на этот штамм палочки не действует. По мнению французских исследователей, сейчас уже 14% случаев коклюша вызваны именно таким мутировавшим штаммом.

«Вакцина не виновата!» — утверждают авторы заметки. Так всегда бывает: что бы ни случилось, вакцина никогда не виновата. Но разве не многолетнее массовое применение вакцины, содержащей в качестве противомикробного компонента пертактин, вызвало появление и распространение нового резистентного штамма?

Апологеты ковровой иммунопрофилактики, такие как Комаровский, регулярно пугают нас страшилками: если мы не будем прививаться, ты скатимся в средневековье и получим ужасные показатели заболеваемости.

Сейчас в США охват прививками настолько высокий, что в Украине он невозможен даже теоретически. При этом в 2012 году в США было 42 тысячи больных коклюшем, в том числе более тридцати тысяч детей. Эта цифра превысила показатели допрививочного 1959 года, когда переболело 40 тысяч человек. То есть США уже «скатились в допрививочное Средневековье» безо всяких отказов от прививок, а скорее даже наоборот.

В своей статье Комаровский приводит единичные примеры того, как в наших поликлиниках фальсифицируются диагнозы и скрываются случаи инфекционных заболеваний. На основании этого он делает обобщение, мол, официальная статистика МОЗ тотально фальсифицирована, и на самом деле ситуация в Украине катастрофична. И, разумеется, призывает всех поголовно вакцинироваться. 

Отмечу, что проблемы с выявлением и регистрацией инфекций характерны не только для Украины. По мнению специалистов, в тех же США регистрируется только 15-25% случаев коклюша, то есть американские цифры заболеваемости занижены в 4-6 раз. А это значит, что реальное число заболевших коклюшем в самой привитой стране мира, по всей видимости, порядка 200 тысяч. А это уже настоящая катастрофа для традиционной иммунопрофилактики.

Я не буду спорить: официальная статистика нашего минздрава не выдерживает никакой критики. Но напоследок хочется спросить у доктора Комаровского: к чему Вы нас призываете? Почему Вы вдруг считаете, что тотальная массированная вакцинация по американскому образцу избавит нас от коклюша — в то время, когда специалисты ведущих стран, в том числе США и Англии, сами не знают, как решать свои внутренние проблемы?

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Поделитесь этой записью
4 всего комментариев к этой записиОтправить свой
  1. Юля, расскажите подробней как заболела Маша. Была ли температура? Как вы все это пережили и подробней о самолечении, что за сироп? Его наверное можно заменить самодельным виноградным концентрированным соком.

    • Оль, температуры не было…
      и сироп не виноградный, я неправильно написала, а сироп плодов рожкового дерева
      Пережили, хотя и неприятно все это было и страшновато

  2. Наш опыт:
    Дочь тоже переболела коклюшем в 6 лет, не привитая. Для нее это было неприятно, но не страшно. Нам сразу прописали антибиотик, от него тут же стало намного хуже, т.к. он провоцирует значительное увеличение мокроты, таким способом действительно можно дойти до тяжелых последствий. Так что все наше лечение было свежий воздух и общеукрепляющие напитки. С рожковым деревом было бы еще лучше конечно;), но тогда я про него и не слышала даже.
    Что интересно, заразились от мальчика привитого, и болел он так же как и мы.
    А самое неприятное в этой болезни, это заразность, самый заразный он в самом начале, пока еще не понятно, что это. По этому мы к сожалению заразили племяша 10-ти месячного. Вот ему тяжело пришлось. Его приходилось караулить, потому что после сна он никак не мог сесть чтобы откашляться. Но и он это пережил стойко, слава богу)

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Юлия Матвеева © 2018 Все права защищены

Integration

NataliyaKaStudio